"Наши глюки - не для скуки."

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Нет, я не люблю смеяться.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Когда
Болотною ряской затянется пруд
В английских садах
Среднерусской усадьбы,
Что лирикой чванной
Так топок и густ,
Что выцветшим небом-обманкою
Ранен...
Я вспомню...
Я выращу в сердце своём
Немеюще-дикую
Как покоянье...
Весь вытоплю воск,
Для роялевых нот,
Но выспрошу
Лика печального тайну...
И в окнах
Опрятных, но старых дворцов
Не буду искать
Ни покоя, ни рая;
Под сень чернокрылых
Мыслей-скворцов
Тебя помещу, усыплю,
Дорогая...

Стихи: (с) Frida von Libenbaum
Фото: (с) Даша Козлова

увеличить

2

Апельсины тоже бывают грустными.
А ещё бывают грейпфрутами.
Тонкие ломтики бликами правды
с оранжевым не равны;
А ты, сидя, диктуешь ей правила
жизни культурной столицы ЕЁ страны.
Не имея морального права,
пользуешься – юридическим,
выкидывая из окон октавы
её личности.
Её личности неизменно тошно
шёлк твоих слов отбраковывать.
Ты – не-из-мен-чив!
Страшно,
пошло,
пережевав, людей выплёвывать.
Вкусом как сном насосавшись…

Стихи: (с) Frida von Libenbaum
Фото: (с) Даша Козлова

увеличить

3

По таким бордюрам не гуляют...
С них, покрытых утренней росой,
Грусть туманов лондонских стирают,
К глади призрачно прильнув щекой.

И таких прохожих не бывает -
Женщин как из старого кино -
Не смеются ведь они и не рыдают,
Бархатом перчатки скрыв лицо...

И с томлением души таким игривым
Не прогуливают поутру в слезах
Свои женские сомнения, пугливо
Затаившиеся в спутанных ветвях.

За спиною дробь - почти неслышно
Пробегает бесприютный пёс.
Не за ней-виденьем любопытный
Сбитое дыханье сонно нёс.

Где она прошла? и кто заметил
Строгой женственности милые черты?
Ах, я знаю, было! Было время!
Ей дарили поутру цветы...

Стихи: (с) Frida von Libenbaum
Фото: (с) Даша Козлова

увеличить

4

А ты знаешь, она от слабости демонстрирует ловкость и прыть!
Про себя ведь шепчет яростно: "Боже, дай это мне пережить!"
И мы тоже все время так вертимся, ускоряя круженье тел,
До беспамятства все мы "смелые", вот и ищем мечты предел.
Чтобы всё это скомкалось! Кончелось! Перестало томить и гнуть...
Только вспышки в глаза тот час же отрезвляют - ставят в вину
Всё тебе, чего не успела ты, да ещё всё, чего не снесла!
А ты тихая и белая... Ты и так уж под небом, у дна...
На бездонность колодцы проверены, словно дыры сквозные на грудь
В эти дыры верим/не верим ли... Только временем - не затянуть.

Стихи: (с) Frida von Libenbaum
Фото: (с) Даша Козлова

увеличить

5

Никакого волшебства нет.
Ночь - всего лишь ночь, рассвет - рассвет.

И не маюсь я ничьей судьбой,
Я устала, я иду домой.

У меня колени, локти, рот...
У меня нет времени на сказки! Вот.

Не оград причудливая рябь меня тянет:
Помню путь - иду назад.

Я не фея, я - послушный клерк.
Можно путать потолок и верх,
Можно путать глубину и пол...
Я умею не мечтать / [GAME OVER. YOU ARE FAII].

Стихи: (с) Frida von Libenbaum
Фото: (с) Даша Козлова

увеличить

6

Даша, Даша, я тебя люблю.

Имя твоё - один вдох и два выдоха;
Сердце твоё - без слов милое,
Тихая, тихая медная патока - это
Твоя душа...
Без кутерьмы и со снегом сбившимся,
Сонного вечера тенью родившийся,
Самый при самый, конечно, питерский - это
Конец января...

Стихи: (с) Frida von Libenbaum
Фото: (с) Даша Козлова
На фото: Даша Козлова

увеличить

7

"В красоте должна быть небрежность..."
Никогда не забуду, как услышала это в первый раз,
И невольно сама повторила.
И дала себе слово, ни о чём не жалеть. А сейчас
Мне уже сорок три -
Двадцать три года прошло с тех пор...
Кем ты будешь сегодня, актриса?
С которым из сыновей Люцифера заключишь договор?

"В красоте должна быть небрежность..."
Что небрежность? Тихий порок?
Отголосок памятных дней -
Завсегдатаи наших свиданий -
Мои скромные опоздания.
Час - не два,
День - не неделя.

... Я ведь любила тебя больше и больше
С каждой нечитаной строчкой
Утерянных нами библиотечных книг.
Моё молчание всё ещё с тобой говорит!
Что ты знаешь об усталости?
Разве усталость твоя - не я?
Что ты помнишь о покое?
Разве не нашими молитвами на шёлковых простынях
Ты смирял в себе зверя,
Прижигая к себе меня?...

Мой кареглазый мальчишка.
Вены полны тёплым молоком.
В обветшалой съёмной квартирке
Я встречала тебя босиком,
Непричёсанная, сырая,
Полотенцем обвит распаренный стан...
Ты, как дочь меня обнимая,
Сонеты Шекспира читал.
Ах, Всевышний! Какая пошлость!
И не выдумать большую блажь!
Но достанешь ягод горстку
Из-за пазухи - я твоя.
И Шекспира, и нож в правой,
Я готова тебе простить!
Земляника в ладонях алая:
"Для любимой," -
Ну всё! Можно жить!
И терпеть мальчишку до старости,
И детей по отцу крестить...
Да, прекраснее роли не знала я,
А судьбу-то не угадала я...
В двадцать лет пришлось хоронить.

Стихи: (с) Frida von Libenbaum
Фото: (с) Даша Козлова

увеличить

8

как чернила, растёкшиеся по запястью:
"у меня раздвоение личности!"
одна - то, что я ем, другая -
то, чем запиваю
(тут возможны варианты:
зализываю,
заливаю космоэтические ран(м)ки,
последствия межличностных баталий).
и не тыкайте в меня вилкой!
брокколи всё равно противная
и не солёная,
совсем отварная, остывшая девочка!

не считаю секунды, я считаю до 100-а;
10 раз по 100 на узкой платформе,
где обычно "пожалуйста, отойдите от края",
а сегодня - детский воздушный шарик
(в прошлом зелёный заяц)
тушка плакала, мятая, между путей,
дух - весь вышел. Эй!
ещё пара молочных зубов вон из душ детей...

во всём этом, конечно, так много картинного.
любите ли вы Дали?
давайте, вместе выставлять заключения своих психоаналитиков
на торги!
пусть им станет стыдно!
это же лжеискусство! попросту враки!
опомнившись,
они выкупят у нас все бумаги и справки.
и на эти деньги мы сможем
вылечить своё счастье:
настоящий врач (хирург)
сделает ему операцию.
это будет ампутация!
полная ампутация времени!
после выписки мы сможем каждое воскресенье
пропускать с ним за чашкой чая по баночке варенья.

Стихи: (с) Frida von Libenbaum
Фото: (с) Даша Козлова

увеличить

9

ЗА ТО, ЧТО ПОЭТОВ НЕ ЛЮБЯТ, ТЫ СТАНЕШЬ СУДЬЁЙ.

Глупый голубь
перебежал мне дорогу.
Или это я опять не надела крестик.
Или это моя любовь вместо
признания
написала "Х У Й" на моём колене.
Или слепой калека у метро
раздавал деньги,
а я всё равно прошла мимо.
Даже не перекрестилась,
не плюнула через левое плечо,
не закричала: "У меня В КОНТАКТЕ миллион друзей!"
Люди просто расступились -
я вошла. Села.
В час пик.
В пустой вагон.
Поехала навестить больных синдромом дауна посреди рабочей недели!
Или может все мои опасения разом лопнули как кока-кольные пузырьки,
а я продолжаю дуть в трубочку, опущенную в ещё полный стакан.
В чём причина?
Чей сегодня день рождения?
Столько "праздничных ужинов" с самого "доброго утра"...
Каким отдать их врагам?
Какие такие друзья познавались в бедах сирот,
подкидышей и душевно больных?
Погладит щеночка прохожий, а потом его пнёт.
За то, что
"НЕ
ВЗДУМАЙ,
ВШИВЫЙ,
ЗА
МНОЙ
ИДТИ!"

Мне нечего делать, но некогда ждать.
Мне не интересно, а всё же спрошу..
Не хочется слушать, хочется спать.
Держи диктофон, ты же знаешь, я - откажу!

Стихи: (с) Frida von Libenbaum
Фото: (с) Иван Пуиг

увеличить

10

просто мы - разные;
кому-то радостно, а я признаюсь себе в этом с тоской.
не похожий совсем,
ты - другой!
очевидно, это то самое божье бревно в моём глазу.
но даже ради самого доброго друга,
я его не перегрызу.
субъективная постоянная:
мне не дают уснуть спички в твоих глазах.
и да, я согласна,
это всё только мой страх,
и только моя жажда разочарований.
значит мне и отдуваться, идя на поводу.
но за собой всегда легче допить
и вино, и воду!
но за себя всегда легче сказать: я остаюсь.

выбрасываю просроченный йогурт из стаканчика в унитаз,
а стаканчик - в помойку,
и инстинктивно в себя жмусь
от мысли, что меня вот так похоронят.
и дело не в прижизненных радостях в контексте "загробного мира".
не почестей жалко, не памяти,
а тушки своей
хилой.
ну и каково это -
практически зайцем,
случайно,
но в общем-то обосновано, -
попасться смерти убого трамвайной
с просроченным жизни талоном?
и вскрикнуть: ТЫ ТОЖЕ ДРУГАЯ! ЗА ЧТО МНЕ?!

Стихи: (с) Frida von Libenbaum
Изображение: (с) Holland Brad

увеличить

11

Меня начинает раздражать, нарастающий беспорядок по эту сторону головы.
Даже не смотря на то, что внутри
мне снятся пытошные столы
времён войны,
которые по сходной цене пытаются сбыть мёртные ветераны.
Осенью -
будто перестают прятаться в книгах по истории -
минные воронки, насыпи и окопы проступают на самый передний план;
и теперь
там
тебе остаётся только стать у кромки.
Потому что края у них никогда и не было...
Это неприятно и чувственно.
Как портреты, нарисованные ребёнком.
И знаешь,
этот восьмилетний мальчик так же ставит себе в вину не свои руки, а свой возраст,
как восьмидесятилетний подросток,
или восемнадцатилетний взрослый.

P.S.: Оставаясь одна, девочка ещё больше путается в показаниях, чем крёстная фея могла бы себе представить.

Стихи: (с) Frida von Libenbaum
Фото: (с) информация отсутствует

увеличить

12

И великаном сделаны шаги.
Как будто раз, и два, и три…
Я не могу не жить,
Я не могу не быть,
Я не могу не спать
И не могу не знать,
Что великаном сделаны шаги.
Мои потоки устремились вниз,
Мои потоки устремились вдаль;
Догадок бьётся в пол янтарь,
Догадок полон календарь,
Вот красное, смотри,
Я - ненавижу.

Я неуёмна.
Я слепа.
Я талая насквозь вода.
Нет льдинки, ни людиночки во мне.
А только мокрый тихий плеск,
А только линия плеча,
А ниспадающий платок,
Не тронутый ничьей рукой,
Удавка он…
Пойдём домой!
Пойдём назад!
Пойдём к огню!
Пойдём на север или юг!
Пойдём, не властный надо мной,
Пойдём, ненужный лучший друг!
Пойдём к туманам на поклон,
Пойдём и сбросимся с горы…
Пошли бежать.
Идти – бежать,
Так можем только я и ты.
Но ты и я стоим, стоим.
Стоим.
Стоим.
Опять, опять.
Я не ослышалась,
Я – мим,
Я через кожу повторять
Могу
Все чувства, все слова…
Я не скрываюсь –
Я глуха.
Через стекло?
Через  балкон, который не был застеклён?
Каким последний будет крик?...

Я продолжаю не уметь быть дивной веточкой в печи.
А в танце конвульсивном тлеть,
А треском про усталость петь,
А шерстью костряной лететь навстречу мотыльку,
Обманываясь как могла,
Обманываясь как могу,
Что здесь поля.
Везде поля.
Поля, поля.
Что я бегу
В их травах сонных пеленать
Свою печаль, своё дитя,
Я ненавижу.
Я – тебе рука.
Сквозь крылья великонов дней
К тебе тянусь.
Тянусь,
Тянусь!
Достань скорей!
Сожми скорей!
Отбрось!
Отпрянь!
Не шевелись!
Я – тень.
Ты не коснись меня.
Не тронь.
Не обними.
Не приласкай.
Как тусклость вечера
Меня
На стены комнат отражай.
Неси меня.
Неси,
Неси
В своих доверчивых руках
Восьми лет отроду совсем,
Совсем ребячьих
Птичьих лапах
Не приуроченных к постелям,
Брусчаткам площадиных стай,
А только к маленьким коленям,
Обнятым кистями коленям,
Моими кистями коленям
Обнятым раз и навсегда…

Стихи: (с) Frida von Libenbaum
Изображение: (с) информация отсутствует

увеличить

13

Сегодня я ходила слушать мамин живот.
Несколько недель прошло с тех пор, как там никого не стало.
Мама прятала его в тёплое одело, мама притворялась очень больной,
но я знала,
что житель живота уже не живой,
что он стал, наверное, ниточкой облака в небе,
а моей мечте о том, как я буду катать его на своём красном велосипеде,
назначен пожизненный выходной.

Я боялась плакать и  боялась спать:
вдруг меня тоже из угла можно деть на небо.
И не в яркой синей ракете, а, как положено,
оставить в больничной палате
на съедение дяде доктору в белом халате.
Я боялась подушек, подложенных маме под спину, и даже супа, который ей приносили,
потому что мои картинки на обоях за дверью ещё никто не нашёл.
Я знала, что так делать не хорошо, но мне было очень нужно ему показать!
Папа постоянно говорил мне: «Маме нужно отдыхать».
Но кажется это обман, потому что ему было всегда к ней можно.
Может,
я что-то не поняла,
но ещё мне предложили завести кошку –
это было самое подозрительное!
Мне стало очень стыдно за своих родителей
и страшно за бабушку.
Ей постоянно сравнивали с ещё одним ребёнком,
Вот что меня пугало.
Я сегодня скажу ей, ведь если жителя живота я уже потеряла,
пусть хотя бы она будет со мной!

Стихи: (с) Frida von Libenbaum
Изображение: (с) информация отсутствует

увеличить